Колымская Атлантида: Сыновний долг

Совместный проект историка Ивана Паникарова и MagadanMedia
Мяги Леонид Александрович. Фото: Из архива Ивана Паникарова

MagadanMedia совместно с историком Иваном Паникаровым запустило проект #КолымскаяАтлантида. Публицист, создатель музея памяти жертв репрессий "Память Колымы" ведет просветительную работу в регионе, издает книжную серую "Архивы памяти" и почти 40 лет занимается поиском бывших узников Колымы и историей треста "Дальстрой". Ивану Паникарову есть, что рассказать не только землякам, но всем жителям нашей планеты.

Сыновний долг

Необычный гость посетил Ягоднинский район в середине сентября 2015 года. Нет, это совсем не какая-то знаменитость и не иностранец-богатей, а простой, что ни на есть россиянин с эстонскими корнями. По крайней мере, как он сам считает, фамилия у него эстонская – Мяги. А зовут его Леонид Александрович.

Необычность его, точнее факт, вызывающий удивление и восхищение, в том, что ему 80 лет, что он инвалид первой группы: вместо левой ноги до колена – протез, ну и то, что живёт он сегодня аж в Калининградской области – т. е. всю страну с запада на восток пролетел-проехал.

Встретил я Леонида Александровича в половину десятого вечера 10 сентября на автовокзале. Он приехал в Ягодное рейсовым автобусом Магадан – Сусуман. Спрашиваю:

— Как добрались?

— Слава Богу, хорошо! Транспорт отличный! Прошлый раз я ехал к вам на микроавтобусе с меньшим комфортом ("прошлый раз" – октябрь 2014 г., когда на Колыме уже была зима)…

При себе у моего гостя – чемоданище огромный (одежда, запасной протез, лекарства), и пару сумок с настоящими яблоками из его сада.

На ночлег калиненградец остановился, конечно же, у меня. Поужинали, по-русски за встречу по рюмке водки выпили, поговорили и к полуночи улеглись спать…

Зачем приехал второй раз этот пожилой человек, к тому же инвалид, в такую даль? На следующий день он даст такой ответ на этот вопрос: "Сыновний долг… Супруга моя, Юлия Михайловна, была против этой поездки. Спрашивала с упрёком, мол, почему в молодости этот "сыновний долг" не выполнил. А я отвечал по-простому: "Тогда – не созрел. Теперь вот – понял и осознал…"

Ну а суть слов "сыновний долг" заключается в следующем. Отец Леонида Александровича, Александр Давыдович, будучи заключённым, умер в лагере "Партизан", находившемся в 1930-40-е годы на территории Северного горнопромышленного управления (ныне – Ягоднинский р-н), в долине речки Малый Ат-Юрях между бывшими посёлками Восток и Верхний Ат-Урях. Вот сын и приехал отдать долг памяти отцу, которого совсем не помнит, так как разлучили их в октябре 1938 года, когда Леониду было всего-то около трёх лет…

Многие годы его мучили вопросы: за что? почему? В поисках ответов на них Леонид Александрович в 2010 году приезжал в Магадан, обращался в архив УВД, где и познакомился с делом отца и где ему сделали несколько ксерокопий документов из дела, более или менее проливавших свет на семейную трагедию 70-летней давности. Сын узнал и место, где похоронен отец: прииск "Партизан". В архиве ему объяснили, где находился этот прииск…

В тот первый приезд Леонид Александрович не мог посетить место захоронения отца, так как совсем не было времени, билет на обратную дорогу был на руках. Но пенсионер не терял надежды всё-таки побывать на прииске "Партизан", и в середине октября 2014 года, вновь прилетел на Колыму. Теперь уже, не теряя времени, он сразу отправился в Ягодное, предварительно связавшись со мной по телефону. Несмотря на возраст и инвалидность, добрался до нашего посёлка благополучно. Был, конечно, удивлён обилию снега, которого в это время в Калининграде нет, да и признаков зимы не наблюдалось.

Там, где когда-то находился прииск "Партизан", мы, конечно же, побывали. К великому сожалению от него не осталось никаких следов, так как по тому месту, где находился лагерь-посёлок и кладбище не раз проходила в 1960-80-е годы драга, да и сейчас там всё перевёрнуто, как говорится, вверх дном – моют золото промприборами старатели…

В нынешний свой визит Леонид Александрович решил установить памятный крест в честь отца в том районе, где находился прииск…

На следующий день, 12 сентября, мы обсудили план дальнейших действий, и я убедил гостя, что лучше установить крест в память об отце не на месте бывшего прииска – где всё перерыто, – а у памятника на "Серпантинке". Но как туда добираться? В сторону бывшего посёлка Хатыннах, в полутора километрах от которого в конце 1930-х годов "исправно" расстреливали заключённых, никакой транспорт не ходит – даже попуток, практически, не бывает. А расстояние от Ягодного всё-таки не маленькое – 37 километров. Благо по поводу креста, венка и лент договорились днём раньше, но опять встал вопрос – как и чем транспортировать крест?

Но безвыходных ситуаций, как известно, не бывает. Есть в нашем посёлке ООО "Ягодное-такси", куда мы и позвонили. Минут через десять нам сообщили, что готовы доставить нас на "Серпантинку". 13 сентября в 10 часов такси подъехало к подъезду и мы, погрузив в багажник лопату, лом, ведро, рабочую одежду поехали в ритуальную службу за крестом. Водитель, Фёдор Иванович Белянушкин, успокоил нас, мол, поместим крест в машину. Валентина Трофимовна Теплинская нас ждала и готова была выполнить заказ. Крест и всё причитающееся к нему водитель сам аккуратно уложил в машину, мы с Леонидом Александровичем сели на задние сиденья, а на переднем, кроме водителя, разместилась Васюкова Яна Михайловна – диспетчер вышеупомянутого ООО. Когда такси подъехало к подъезду, в нём, кроме водителя, оказалась девушка, которая обратилась к нам: "А можно и мне с вами поехать к памятнику. Я ни разу там не была, но меня очень интересует история…"

В половине 12-го мы были на "Серпантинке". Несмотря на глубокую канаву, промытую вешними и дождевыми водами, Леонид Александрович сам преодолел препятствие, хотя Яна Михайловна и Фёдор Иванович порывались помочь ему. Он же был категорически против: "Я сам способен передвигаться…"

На возвышенности, за памятником, ещё в 1991 году был установлен алюминиевый крест в честь Ждана Фёдора Николаевича, тоже бывшего заключённого лагеря "Партизан" и тоже умершего и похороненного там. Справа и слева от него – достаточно места, чтобы установить ещё несколько крестов. Мы решили установить свой в полутора метрах справа. Ф.И. Белянушкин и Я.М. Васюкова охотно помогали нам: Фёдор Иванович рал яму, а я ему помогал – долбил грунт ломиком. Яна Михайловна и Леонид Александрович прилаживали к кресту венок и одиночные цветы, закрепляли ленты с надписями: "Отцу от сына", "Дорогому отцу от детей", "Помним и скорбим".

Потом гость низко поклонился памятнику и кресту, встал на колени и поцеловал мраморную плиту, перекрестился и прочёл недлинную молитву, при этом вытирая слёзы. Мы стояли в сторонке и думали каждый о своём, изредка поглядывая на пенсионера, который в наших глазах выглядел настоящим героем, да и был таковым на самом деле в свои 80 лет…

На обратном пути мы заехали на то место, где когда-то находился лагерь-прииск "Партизан". Сделали несколько фотоснимков и продолжили путь в Ягодное.

В конце нашего пути Л.А. Мяги поблагодарил Ф.И. Белянушкина и Я.М. Васюкову за активное участие в установке памятного креста. "Порцию" благодарности получил и я.

Дома мы с Леонидом Александровичем по-русскому обычаю помянули всех умерших в годы репрессий на Колыме. Он рассказал мне о своей жизни, о том, что имеет прямое отношение к Дальнему Востоку, так как родился в городе Благовещенске Амурской области, куда его дед Давыд перебрался из Эстонии в годы Столыпинской реформы начала прошлого века. Здесь, в августе 1938 г., был арестован и Александр Давыдович, а 31 октября этого года Тройкой УНКВД по Дальне-Восточному краю осуждён по ст. ст. 58-2 (вооружённое восстание…, захват власти…) и 58-11 (…всякого рода деятельность, направленная к подготовке или совершению преступлений…) "…за участие в белоказачьей повстанческой организации и участие в подготовке вооружённого восстания против советской власти, антисоветскую, пораженческую агитацию…". Так 20-летний малограмотный, железнодорожный грузчик стал "врагом народа", получив по приговору 10 лет лишения свободы в ИТЛ. А его супруга, Анна Моисеевна, и двое малолетних детишек – сын Леонид в возрасте около трёх лет и полуторагодовалая дочь Надежда – "родственниками "врага народа"…

6 июня 1939 года осуждённый прибыл на Колыму. Содержался в лагере прииска им. Водопьянова Северного ГПУ (район "Серпантинки"). 11 февраля 1942 г. Мяги Александр Давыдович умер с диагнозом: "резкое истощение, авитоминоз", причина смерти: "остановка сердечной деятельности", похоронен: "…на кладбище пос. Партизан Ягоднинского района Магаданской области (в 1940-е гг. — Северное горнопромышленное управление, Хабаровский край. И.П.)…

Почти через 20 лет – 31 января 1956 г. – А.Д. Мяги был реабилитирован Военным Трибуналов ДВО… посмертно.

Хочется ещё вот о чём сказать. Несмотря на свой возраст и положение инвалида Леонид Александрович ни в чём не уступает здоровым и молодым людям. Дома он ежедневно ездит на велосипеде по 12-16 километров (с протезом, представьте себе). Проходя мимо страхового агентства в Ягодном, где можно взять напрокат велосипед, гость хотел было воспользоваться моментом, но я отговорил его. А ещё он намерен был встретиться со школьниками Ягоднинской начальной школы. Спрашиваю его: "Зачем?" А он: "Может быть, именно в Ягодном растет будущий чемпион мира по шахматам. Вот я и хочу поговорить с ребятами об этом виде спорта…" Ну и меня он, конечно же, привлёк к игре. Из трёх партий у нас получилась одна ничья и по выигрышу. Мой соперник, конечно же, поддался мне.

А ещё Леонид Александрович по-ударному трудится на своем приусадебном участке – копает, удобряет, орошает землю, успешно выращивает многие овощи, а в саду – яблоки, груши, сливы, даже грецкие орехи. Он и на "Серпантинке" пытался сам копать яму под крест, но Фёдор Иванович не дал ему лопату.

Уезжая домой, в пос. Кострово Калининградской области, куда перебрался ещё в 1999 году из Благовещенска, пообещал, что ещё раз приедет на Колыму. Жду…

Материал подготовил Иван Паникаров.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia