Олег Косолапов: Добыча нефти и меди на Колыме, возможно, станет реальностью

Врио министра природных ресурсов и экологии Магаданской области рассказал о перспективах разработки ресурсов региона
Руководитель министерства природных ресурсов и экологии Магаданской области Олег Косолапов. Фото: "Вести-Магадан"

Новый руководитель министерства природных ресурсов и экологии Магаданской области Олег Косолапов в интервью телепрограмме "Вести-Магадан" рассказал о перспективах и ближайших планах по добыче полезных ископаемых в регионе. По мнению Олега Косолапова, в ближайшее время на Колыме может стать реальностью добыча не только меди, но и нефти и газа, а добычу золота регион будет развивать не только на новых месторождениях, но и на техногенных объектах, сообщает ИА MagadanMedia.

— Олег Леонидович, почему решились работать на Колыме?

— В связи с тем, что я практически всю жизнь посвятил геологии и разработке месторождений полезных ископаемых. Я считаю, что Магаданская область – это стартовая площадка не только для Магаданской области, но и в целом для экономики Российской Федерации в связи с тем, что здесь есть ресурсы, которые ещё не раскрыты. Для меня, как для профессионала, интересно освоить эту территорию и помочь новому губернатору, новой администрации с решением этого вопроса.

— Немножко о том, где вы поработали? Кто вы по профессии?

-Я закончил в свое время Свердловский горный институт, геологоразведческий факультет, 26 лет работал в геологии, руководил крупной геологоразведочной организацией, которая не одно месторождение полезных ископаемых открыла. В том числе, по стилю своей жизни вынужден был принимать участие и в разработке этих месторождений.

По поводу освоения месторождений могу сказать, что это пригодилось и по теме диверсификации. Мы в советское время, а руководителем я стал в советское время, были ориентированы на поиск и разведку оценки месторождений, а когда начался период перестройка, то старались как-то выживать потому, что у меня было в подчинении и в ведении 6 поселков, разбросанных по всей территории Оренбургской области (в то время я в Оренбургской области работал). Естественно, много народа – 1 тысяча с лишним человек людей, и поэтому обеспечение людей как работой, так и средствами к существованию, конечно, было на первом месте. В связи с этим мы приняли решение в свое время, что если мы геологи, то мы можем для себя найти месторождение и начать разработку, что мы и сделали. И в принципе, в Оренбургской области одно из месторождений полезных ископаемых мы разведали под себя, начали его отработку и естественно работать с ним.

— Ситуацию в Магаданской области вы, наверняка, уже познакомились? Какие будут первые шаги на месте?

— С ситуацией я познакомился ещё в июле, когда приезжал сюда с первым визитом по приглашению губернатора. Мое мнение, честно сказать, ехал сюда с непростым таким взглядом. Посмотрел открытые источники, к сожалению, по открытым источникам ясно, что особых никаких месторождений тут, кроме золота, ничего не было видно. 200 тысяч тон меди: думаю, что 200 тысяч тонн меди – это совсем немного. А когда приехал сюда, губернатор помог доступность обеспечить в фонды геологические, посмотрел материалы и, честно говоря, был немного удивлен, что территория плохо изучена. Изученность примерно на 20% — 20% территории изучено хорошо, остальная территория изучена слабо. Даже на этой стадии, можно сказать, что по прогнозным ресурсам, по тем проявлениям, которые здесь уже зафиксированы, проявлению меди и других полезных ископаемых, я могу сказать, основано это только на документарных фактах, что в Магаданской области прогнозных ресурсов по показателям п1, п2, п3 ориентировочно 44 млн тонн меди. Это очень много. Я считаю, что если этот пласт поднять и запустить, то Магаданская область будет жить если не с дефицитом, а с профицитом 100%.

— Кстати, о меди говорится уже давно. Насколько это вообще реально и как скоро?

— Есть задумка какая: сейчас мы готовим платформу для финансирования объектов недропользования. Я так думаю, если мы начнем интенсифицировать эту работу в следующем году, то на финишную прямую, так чтобы выходить уже на добычу полезных ископаемых, ориентировочно это 3-4 лет. Это цикл такой. В любом случае нужно подготовить поисково— оценочную стадию, пройти защиту запасов, которые мы постараемся все-таки подтвердить, и потом уже нужно будет составлять соответствующие документы на проектирование на отработку месторождения. Продукция пойдет ориентировочно через 3-5 лет.

— Желающие добывать ее есть уже?

— Думаю мы найдем применение и найдутся инвесторы. Но медь, как вы знаете, если судить по всевозможным ограничениям, санкциям, она никогда не подвергалась санкциям. Медь – это достаточно востребованный материал, который нужен промышленности, для существования её существования и развития.

— Вот о нефтедобыче. Вроде казалось, что этот вопрос закрыт и Роснефть объявила, что нефти у нас тут в Охотском море и в округе не нашли, а сейчас вдруг выясняется, что получены лицензии на добычу Магадан 1, Магадан 2, Магадан 3. Какая все-таки ситуация?

— В Оренбургской области в свое время, когда я руководил Федеральным управлением по недропользованию, я занимался и углеводородным сырьем. В связи с этим, когда уезжал на эту территорию, я естественно задал этот вопрос своим коллегам в специализированных институтах, что мы можем увидеть по наличию этого сырья в Магаданской области. Был немного удивлен тем, что на суше Магаданской области, хотя я считаю, что нужно продолжать поиски, время меняется, меняются методы исследований, а на шельфе буквально в 2017 году Роснефть получила 3 лицензии, срок действия которых до 2041 года. Начаты работы, пробурено 4 скважины, 2 скважины, по сленгу геологов, они пустые, а по 2 вторым – прогнозные ресурсы есть, они оцениваются на данном этапе по извлекаемым запасам в пределах 300 млн тонн по нефти, и газ, я могу ошибиться, конечно, в пределах 500 млрд. Если этот прогноз подтвердится даже на половину, то Магаданская область может рассчитывать на обеспечение себя ресурсом подобного сырья.

— Уже немного сказали, что территория наша не разведана до конца. Планируются ли какие-то серьезные геологоразведочные работы?

-Да. Сейчас мы готовим план перспективного развития Магаданской области по освоению минерально-сырьевой базы. Предполагается, что сейчас работают совместно с нашим министерством и с нашим подразделением Роснедра – Магаданнедра, 3 профильных института, которые находятся в ведении Роснедра, которые готовят свои предложения, свое видение на развитие минерально-сырьевой базы, после этого мы предполагаем сконцентрировать усилия на наиболее перспективном районе. И в принципе Сергей Константинович правильную позицию выбрал в этом вопросе, чтобы не распыляться, выбрать самый жирный кусок по недрам и начать инфраструктурное движение именно в тот район, чтобы с него начинать развитие минерально-сырьевой базы далее по Магаданской области. В целом, ожидается встреча с министром Кобылкиным, министром природных ресурсов, и мы хотели бы, чтобы федеральное финансирование пошло по необходимому нам направлению, чтобы, в первую очередь, деньги использовались там, где они необходимы для развития Магаданской области.

-Уже несколько лет Магаданская область наращивает объемы по добыче золота? Как вы думаете, есть ли перспективы продолжать эту тенденцию?

— Да, по золоту я вообще считаю, что вопрос достаточно спокойный. Исходя из тех запасов, которые уже защищены на довольно высокой категории, работы хватит не на один десяток лет. С учетом задумок губернатора и наших предложений — мы предполагаем использовать не только новые месторождения, но и произвести ревизию техногенных отходов, которые произошли при отработке в течение предыдущих 50-60 лет, и уже уточнив запасы, которые там с учетом даже той дедовской разработки, я вам гарантирую 100%, что доход для области будет большой. Я в последнее время работал руководителем Федеральной службы Росприроднадзора Республики Хакасия, так вот, я могу сказать, что в связи с тем, что там не так хорошо с золотом, берут золото 0,1 грамма в кубометре. Вот, судите. А у нас, естественно, достаточно интереснее все это.

— Немножко к другой теме. Ваше министерство теперь будет курировать сферу вывоза твердых коммунальных отходов, и сегодня активно обсуждается тема выбора единого оператора с 2019 года, и говорится о том, что в связи с этой ситуацией тарифы на вывоз мусора вырастут на 40%. Насколько это соответствует действительности?

-Нет, насчет роста тарифов могу уверенно сказать, что его не будет. Выбор оператора, думаю, в ноябре-декабре он состоится. И если будут какие-то отклонения, то губернатор заявляет, что никаких потрясений для населения не будет, потому что это будет компенсироваться за счет бюджета другой направленности.

— То есть роста тарифов вообще не будет? Или будет, но незначительный?

-Если что-то и будет, то только не выше роста инфляции, никто в этом не заинтересован. Тем более по роду своей предыдущей деятельности, вернусь к Роспиродназору, я курировал этот вопрос по поводу создания инфраструктуры по твердым коммунальным отходам, я имею в виду по этим же полигонам, и прекрасно понимаю, что этот вопрос просто нужно правильно отстроить. И сейчас в команду пришли люди из других регионов, которые занимались уже этим вопросом в других регионах, у них есть наработки, и, думаю, с помощью их знаний мы сможем отрегулировать и сделать в части этой Магаданскую область лучшей в этом направлении. Серьезно об этом говорю, потому что население не такое большое, я думаю мы сможем отстроить систему ликвидации отходов.

— С единым оператором уже решили?

— Нет, пока это ещё не определено, я не могу ничего сказать. Мы сейчас заходим в целевую государственную программу по созданию полигонов твердых отходов, поэтому, думаю, если все нормально, будет федеральное финансирование для создания полигонов, и вообще проблем не будет для Магаданской области.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia