Политика. 30 декабря 2015, 15:20
Уходящий год был для региона не менее успешным, чем предыдущий – губернатор Колымы. Фото: Мария Золотарева, MagadanMedia
#Итоги2015

Уходящий год был для региона не менее успешным, чем предыдущий – губернатор Колымы

Владимир Печеный рассказал, как развивается золотодобыча, о подъеме аграрной отрасли в регионе и транспортной доступности Магадана

30 декабря 2015, MagadanMedia. Уходящий год по основным экономическим показателям был для региона не менее успешным, чем предыдущий. Об этом рассказал в интервью "Интерфаксу" губернатор Магаданской области Владимир Печеный. Также глава региона поведал о том, как развивается золотодобыча на Колыме, о подъеме аграрной отрасли, транспортной доступности Магадана, выравнивании энерготарифов и востребованности дальневосточного гектара в северных широтах, сообщает ИА MagadanMedia.

— Владимир Петрович, c какими экономическими результатами область подходит к концу года?

— По поводу завершающегося года принято говорить, что он был непростым. Он действительно был таким, но по основным параметрам развития экономики оказался для нас не менее успешным, чем предыдущий. Об этом можно судить уже по результатам 11 месяцев.

Один из основных показателей для нас — индекс промышленного производства. Мы завершим год с его значением в 105%, то есть, наша экономика, в отличие общероссийской динамики, растет.

Это связано, в том числе, с тем, что на территории начали работать новые промышленные предприятия и производства. Без сомнения следует отметить запуск предприятия на месторождении Павлик (которым управляет ИК "Арлан" — ИФ). Первое золото, которое они дали, скорее всего, и обеспечивает прирост золотодобычи в регионе в этом году. Мы предполагали, что золота будет добыто чуть меньше, чем годом ранее, но получилось больше. Ожидаем по итогам года 24,7 тонн золота, а по серебру – очередной рекорд, более 1 тыс. тонн. АО "Полиметалл" со своей сверхзадачей справился, одновременно выполнив ее для экономики региона.

— А в прошлом году какая была добыча?

— В прошлом году она составила 967 тыс. тонн, сейчас этот рекорд побит. Задача была сохранить добычу на уровне предыдущего года, но поскольку были введены новые месторождения, наблюдается ее рост.

Кроме того, мы видим значительный рост в сельском хозяйстве – практически по всем отраслям от 10 до 30%. В частности, рост по картофелю, капусте, мясу близок к 30%.

То есть, те меры государственной поддержки, которые мы предоставляли на протяжении всех предыдущих лет (и этот год не стал исключением), дали эффект. В этом году на поддержку сельского хозяйства было направлено более 300 млн рублей.

Для меня было несколько неожиданно, что на севере, в суровых климатических условиях, в этом секторе может наблюдаться такой рост. Конечно, мы намерены, несмотря на непростую экономическую ситуацию, эту отрасль поддерживать.

— Работать на импортозамещение и продовольственную безопасность?

— У нас импортозамещение не может быть реализовано в полном объеме. Но по производству мяса мы прибавили серьезно. У нас 100%-ная обеспеченность картофелем, в том числе благодаря урожаям, полученным в крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйствах. Хотя картофель в регион продолжают завозить.

Успешно занимается выращиванием капусты предприниматель Геннадий Шевковский, глава КФХ. У нас есть такой колымский бренд "сеймчанская капуста" , она хорошо хранится и дает большой урожай.

В предыдущие годы мы достигли такого уровня, что на 70% обеспечиваем регион яйцом. Также мы продолжаем развивать новое для нас производство бройлеров. Уже фактически завершена работа по строительству инкубатора на птицефабрике Дукча – оборудование было приобретено при поддержке бюджета. Думаю, к концу года будет завершен монтаж, и мы в ближайшее время запустим этот инкубатор.

Это даст нам возможность упростить цикл по выращиванию бройлеров, поскольку раньше приходилось ввозить суточных цыплят из Новосибирска. Сейчас с ними проблема – очень высокий спрос, поэтому нам их не дают в необходимом объеме. Кроме того, везти оттуда птицу дорого. Теперь мы планируем ввозить яйца для инкубатора и таким образом сможем нарастить запас для дальнейшего развития. Собираемся выйти на 400 тонн свежего мяса птицы в год.

Но задача стоит в течение нескольких лет выйти на 100%-ное обеспечение свежим мясом птицы. Думаю, что в ближайшее время можно будет выйти на 1 тыс. тонн, а потребность у нас сейчас составляет около 3-4 тысяч тонн.

Рост производства мяса птица достигается за счет государственной поддержки и инициативы предпринимателей в этой сфере.

Я привел в пример несколько направлений в экономике региона, которые свидетельствуют, что рост происходит не только в основной отрасли (добыча полезных ископаемых), но и в других секторах экономики, не являющихся источником пополнения бюджета.

Мы, несмотря ни на что, сохраним в бюджете следующего года меры государственной поддержки для таких секторов.

— То есть, социальная стабильность региону обеспечена?

— Что касается социальной стабильности, мы считаем, что ситуация у нас достаточно стабильная, хоть и непростая. Некоторые проблемы по-прежнему с нами: не остановлен отток населения, и этому есть масса сопутствующих причин.

Впрочем, регион рассчитывает на появление новых предприятий со значительным количеством рабочих мест. Даже несмотря на проблему с задержкой запуска рудника имени Матросова (РИМ) — крупного предприятия. Часть рабочих мест сократили еще на стадии строительства, затем процесс остановился, а сейчас появляются новые рабочие места.

Я недавно посетил рудник имени Матросова. Там завершен важный элемент стройки: километровый тоннель в скале для транспортера, который будет подавать руду на фабрику для переработки. Также заканчивается строительство дробилки. Запуск предприятия намечен на 2017 год и, мне кажется, это абсолютно реальный срок.

Кроме того, мы надеемся на положительное решение правительственной подкомиссии по инвестиционному проекту, который важен не только для рудника, но также Павлика и новых месторождений в районе колымской золоторудной провинции. Речь идет о строительстве линии электропередачи Усть-Омчуг – Омчак, без которой мы не сможем работать. Этот проект требует участия федеральных средств, и он обеспечит развитие всех проектов в том районе (месторождение Павлик-2, Игуменовское, рудник им. Матросова).

— Что это за линия?

— Это небольшая двухцепная линия электропередачи протяженностью 135 километров. В Усть-Омчуге уже есть место подключения, но старая линия полностью исчерпала свои возможности. Новая линия на 220 кВ предусматривает также строительство новой подстанции. ЛЭП можно построить до 2017 года, к марту будет завершено проектирование.

Кроме того, РИМ установил на золотоизвлекательной фабрике одну из самых больших мельниц для переработки руды в мире. После переоценки ресурсов были сомнения по поводу необходимости такого оборудования, но они все-таки будут ее использовать.

В целом у нас реальные перспективы до 2018-2020 годов совершить резкий скачок в золотодобыче. Сейчас мы пятые по ней среди российских регионов. Но я думаю, мы можем подняться и на самую верхнюю строчку. Чукотка также наращивает показатели, но мы все равно остаемся близки к ней. Павлик должен выйти на 6 тонн золота в год, а планы – получать до 20 тонн с учетом ввода новых месторождений. РИМ также, я надеюсь, выйдет минимум на 12 тонн золота к 2018-2019 годам.

— Если говорить о прогнозах на 2018-2020 год, реально ли удвоить добычу золота?

— На сегодняшний день абсолютно реально. Если раньше мы пугали РИМ отзывом лицензии, то сейчас видим, что там происходит — они точно запустятся.

— Во время Восточного экономического форума Вы предложили создать биржу по золотым самородкам. На какой стадии сейчас находится этот проект?

— Он движется. На создание биржи или аукциона есть определенные нормативные ограничения. Сейчас мы изучаем разный опыт. У нас открыта и работает ювелирная фабрика, которая специализируется на производстве изделий исключительно из самородков. Она небольшая, но продукция, которая там производится, – эксклюзивная, поскольку, во-первых, в России этим никто не занимается, а, во-вторых, каждый самородок индивидуален.

Прийти к формату биржи или аукциона в 2016 году нереально. Но в рамках второго Золотого фестиваля, который будет проходить на Колыме в июле, мы, скорее всего, организуем аукцион или выставку-продажу ювелирных изделий из самородков. Чтобы туристы и гости фестиваля могли не только их посмотреть, но и купить. А по самой бирже будем продолжать работу, также как и по особой экономической зоне (ОЭЗ) в Магаданской области.

Сейчас уже приняты изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы, которых нам не хватало для обеспечения налоговых преференций. Свои нормативные акты готовит и Минэкономразвития.

Мы также предложили идею расширить закон об ОЭЗ инструментами, которые будут работать на территориях опережающего развития и в свободных портах Дальнего Востока. Дело в том, что нашу ОЭЗ изначально ограничивают в преференциях, поскольку в режиме свободного порта создаются условия, не предусмотренные в особых зонах. Мы уже подготовили соответствующий проект изменений в закон об ОЭЗ. В Минвостокразвития эту идею поддерживают.

— Вопрос общий для всех дальневосточных регионов – предоставление гектара земли в безвозмездное пользование. Насколько он может быть востребован в Магаданской области?

— Когда появилась инициатива о дальневосточном гектаре, я сказал, что у нас можно и пять гектаров выдавать. Территория у нас огромная и малонаселенная, но, к сожалению, условия сложные и тяжелые. С начала декабря у нас минус 54 градуса практически везде, кроме побережья. Это не аномалия для региона, но такие низкие температуры изнурительны как для людей, так и для техники, и сетей теплоснабжения. В Магадане чуть теплее – минус 30 градусов.

У нас много свободной от прав земли, и мы готовы к тому, чтобы ее выделять. К сожалению, я не думаю, что в Магаданской области будет большой спрос на такие участки. Даже с целью золотодобычи, хоть сейчас мы и вышли на финишную прямую с законом о добыче золота индивидуальными предпринимателями. Он может быть совмещен законом с дальневосточным гектаром.

Готовность выдавать землю есть. Посмотрим, что из этого получится. Конечно, другие более теплые регионы Дальнего Востока всегда будут привлекательнее для людей.

— А как обстоят сейчас дела с транспортной доступностью региона после ухода авиакомпании "Трансаэро"?

— Мы видели, что происходит с "Трансаэро" еще до банкротства и старались предпринимать превентивные действия. В частности, я встретился в Москве с представителями всех крупных авиакомпаний, и для нас смена перевозчиков прошла мягко. В этой ситуации нам очень помог министр транспорта РФ Максим Соколов, ведь "Трансаэро" был единственным авиаперевозчиком в регионе.

"Аэрофлот" практически сразу же стал отправлять к нам Airbus, а мы получили разрешение на прием всех типов самолетов. Кроме того, к нам начали летать "ВИМ-Авиа" и "Икар " (Pegas Fly). Получилось даже лучше, чем при "Трансаэро" – тогда летала одна компания, а стало сразу три. Раньше рейсы до Москвы были не каждый день, а теперь стали ежедневными. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Есть, конечно, проблемы с ценообразованием, но мы эту ситуацию контролируем.

Кстати, цены "Аэрофлот" сразу установил очень привлекательные, каких раньше не было – 16-18 тыс. рублей.

Сейчас мы ведем переговоры о новых рейсах в Симферополь. Раньше у нас летал в Симферополь субсидируемый рейс авиакомпании "Алроса" .

Мы также договорились о субсидируемом рейсе Магадан-Хабаровск вместо Магадан-Владивосток с посадкой в Хабаровске. Дело в том, что нам удобнее использовать в качестве транспортного хаба Хабаровск, поскольку оттуда есть субсидируемые рейсы в Сочи и Анапу. Таким образом, мы помогаем получить субсидии на отдых тем, кому они положены.

Рейсы до Иркутска и Новосибирска у нас выполняет авиакомпания S7, до Хабаровска – "Аврора".

Ситуация стабильная, но нас волнуют цены, поэтому здесь требуется постоянный контроль и реагирование. Впрочем, рассчитываем на то, что к лету с увлечением частоты рейсов и конкуренции авиаперевозчиков цены еще снизятся.

— Как обстоят дела с внутрирегиональными перевозками?

— Мы их также обеспечиваем и субсидируем. Сейчас идем по пути создания региональной компании для внутренних перевозок. У нас работает авиакомпания "СиЛА" (ООО "Сибирская легкая авиация" ), и мы планируем войти в ее уставный капитал. Это поможет обезопасить внутрирегиональные перевозки, а в будущем обеспечить замену авиапарку, в том числе с помощью мер государственной поддержки.

— Какие самолеты планируете покупать?

— Нам нужны маленькие самолеты на замену украинским Ан-28. Сейчас проблемы с запчастями для них, самолеты еще летают, но их запас все меньше. Пока от наших авиапроизводителей предложений нет.

К нам в рамках кругосветной экспедиции прилетали и показывали самолеты L-410, производство которых организовано в Чехии, но принадлежит российскому ОАО "УГМК" . Переговоры о приобретении этих самолетов происходили еще до обвала рубля, и тогда цена была приемлемая. Сейчас она, конечно, кусается. Но я думаю, что мы по лизинговой схеме при господдержке приобретем один-два самолета. По техническим характеристикам они нас устраивают, к нашему климату они тоже приспособлены. Из Магадана они полетели еще дальше, на Аляску.

По нашей инициативе на условиях равного софинансирования из регионального и федерального бюджетов организован рейс Магадан — Петропавловск-Камчатский. По-моему мнению, Ан-28 не очень удобен для такого четырехчасового перелета (отсутствует туалет, жесткие кресла), но он пользуется спросом. Рейсы совершаются дважды в неделю.

— Мы уже касались сегодня темы энергетики. В недавнем послании Федеральному Собранию президент РФ дал поручение ускорить решение по выравниванию энерготарифов на Дальнем Востоке. Насколько эта проблема актуальна для Магаданской области?

— Это острейшая проблема, во-первых, для простых людей, так как тарифы на электроэнергию и тепло в регионе высокие. Во-вторых, это серьезный сдерживающий фактор для экономики и колоссальная нагрузка на региональный бюджет, потому что мы вынуждены компенсировать разницу между тарифами. Правительство РФ устанавливает нам предельный индекс повышения платы в 5% относительно предыдущего периода. Но к нам приходят со своими тарифами энергетики и доказывают, что повышать нужно больше, иначе мы угробим электроэнергетику. Таким образом, тарифы приходится поднимать на 15%, а населению – на 5%. Разницу в 10% компенсирует бюджет, и сегодня она превращается в неподъемную сумму, которая съедает прирост наших доходов.

Это серьезная проблема, над вариантами выравнивания работают федеральные власти. Но если оно произойдет, то это будет прорывом, как в социальном, так и в экономическом развитии Дальнего Востока.

Пока неизвестно, по какому принципу будет это выравнивание. Возможно, за счет перекрестного субсидирования, когда одни платят чуть больше, чтобы другие платили чуть меньше. Это решение справедливо, на мой взгляд.

— Еще одна из актуальных для развития региона тем. В этом году в Охотском море должны были начаться разведочные работы на Примагаданском шельфе с участием иностранного капитала. Какова судьба этих проектов?

— Проект работает, ничего в планах "Роснефти " не изменилось, насколько мне известно. Компания уже провела тендер и зафрахтовала платформу на выполнение работ летом 2016 года. Так и было в плане. Все предварительные работы завершены, и относительно нашего участка шельфа компания не изменила своих намерений. По моим сведениям, первые скважины будут пробурены ближайшим летом.

Результаты исследований, которые они проводили по рискам воздействия на экологию участка и представили на последних общественных слушаниях, дают очень оптимистичные прогнозы.

Если прогнозные запасы нефти подтвердятся, они окажутся очень большими и будет разрабатываться не один участок: сейчас Магадан-1, потом Магадан-2, Магадан-3 и партнеры по добыче собираются получить бесплатную лицензию на Магадан-4.

— По себестоимости добычи эта нефть будет дорогой?

— Зависит от качества. Пока никаких планов относительно дальнейшего развития событий у компании нет. Будет разведка, результаты которой могут иметь судьбоносное значение для региона. Особенно, если будет разведан газ.

— Мы начали интервью с предварительных итогов этого года. Что Вы ждете от наступающего года?

— В следующем году мы, безусловно, хотели бы сохранить положительную динамику в экономике, а также максимально продвинуться в решении наболевших вопросов, в частности, связанных с оттоком населения.

Поэтому в 2015 году мы работали над созданием объектов социальной инфраструктуры. В частности, у нас возводится физкультурно-оздоровительный комплекс с плавательным бассейном в Оксумчане, будет сдан ФОК в Сусумане, практически построен комплекс с бассейном в поселке Палатка, недалеко от ювелирной фабрики. Нам нужен рывок в создании такой инфраструктуры, которая будет способствовать тому, чтобы люди принимали решение остаться и жить здесь.

Можно сколько угодно рассказывать людям про рост индекса промышленного производства, но если в домах будет холодно, а на улицах темно и некуда пойти, то кому нужны эти проценты? Эти вещи очень важны, и мы будем максимально стараться развивать социальную инфраструктуру в регионе.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia